ГлавнаяКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Наше НаследиеИсследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Спелеологический клуб "Сибирь"

Сакральная Хакасия. Места силы.


Автор: Э.А. Быстрицкая, спелеологический клуб «Сибирь»


Барнаул 2017


Фотографии А.В. Суняевой, О.Г. Доброва


Приводим брошюру члена спелеологического клуба «Сибирь», философа и историка Эльвиры Андреевны Быстрицкой, в которой она обобщает результаты полевого сезона 2017 года.




От автора.


Малая Сыя – так называется деревня. Да нет, деревушка в Ширинском районе республики Хакасия. Речка. Горы. С десяток местных жителей. Сколько же таких деревень можно найти на необъятных просторах Сибири.


Но для людей, которым довелось побывать в этом, во истину медвежьем краю, она становится точкой притяжения. Местом, куда хочется возвращаться вновь и вновь.


Мне посчастливилось ещё школьницей, девятиклассницей, принять участие в настоящей археологической экспедиции.


Весь учебный год в простой новосибирской средней общеобразовательной школе действовал археологический кружок, который вёл настоящий археолог Юрий Георгиевич Белокобыльский. И вот следующим летом почти тридцать человек школьников, студентов получили право приехать в Хакасию, принять участие в раскопках древнейшего в Сибири поселения каменного века, расположенного чуть ли не в черте Малой Сыи. На всю жизнь мне запомнился огромный лагерь, палатки, столовая, кухня на берегу Белого Июса. Это было прикосновение к тайне. Настоящей. Не выдуманной.


В устье Круглого лога между Чёртовым пальцем, скалой, в которой, как рассказывал нам самый настоящий доктор исторических наук Виталий Епифанович Ларичев, местные видели отнюдь не палец, и горкой, символизирующей рождение Земли, рождение Мира, было поселение волшебников. Одухотворённые энергией соития мужского и женского начала на самой заре истории они стали магами, творцами, художниками и скульпторами. В руках Виталия Епифановича оживал камень, на котором десятки тысячелетий назад был изображён мамонт, взгромоздившийся на самку бизона. Змеегривый лев, солнышко – дитя Земли и Неба. Казалось мы, простые девчонки и мальчишки, становились свидетелями разгадки духовного мира древних обитателей долины Белого Июса. Мы своими руками ковали ключи к замку, запирающему тайны. Просеивали суглинок – искали отщепы, следы работы древних мастеров. Выдвигали свои гипотезы, спорили, слушали учителей. Казалось, невозможное становится возможным.


Спустя годы, когда я сама приобщилась к миру науки, получила учёную степень, поняла: романтика научного поиска – это пламя, огонь, который не может пылать без строжайшей, выверенной фактуры. Каждый тезис, каждая гипотеза должна быть подтверждена фактами. Полёт мысли должен опираться на скрупулёзные отчёты, диаграммы, схемы, графики, результаты топографических съёмок.


Наступило разочарование. Домыслы так и остались домыслами. Зарос, обвалился наш старый раскоп. Но как бы то ни было, Малая Сыя продолжает привлекать людей. Место по-настоящему волшебное. И потому каждый раз, оказываясь в Хакасии, по работе или на отдыхе, я нахожу день, пару дней, чтобы заглянуть в Малую Сыю.


Так было и летом 2016 года.


Пятьдесят километров от райцентра то асфальтовой дороги, то трясучей щебёнки. И вот деревянная скульптура «деда» на въезде в Малую Сыю, покосившиеся домики, завалившиеся ограды огородов… Да нет, вон и новый дом под красной крышей сразу за автобусной остановкой.


Поворот налево и вот она поляна. Поляна на берегу Июса. Поляна моего детства. Как всегда в летние дни на поляне стоят палатки. Это не экспедиция. Это приехали люди, для которых Малая Сыя заветный уголок.


Выхожу из машины. Разуваюсь и по еле накатанной колее иду к воде. Здравствуй, Июс!


Вдоль воды, навстречу мне, идёт бородатый мужчина. Первое, что бросилось в глаза – причудливая майка, на которой оскалилась то ли собака, то ли волк. Через плечо переброшено полотенце. Хм… Неужели купался? Трогаю ногой воду – ледяная. По местной привычке здороваюсь и тут же узнаю:


–Олег Георгиевич?


Он останавливается. Смотрит на меня. И тут я вспоминаю: он же почти слеп.


–Здравствуйте, Олег Георгиевич. Ещё раз здравствуйте. Я – Эльвира Быстрицкая, Элька.


Делаю шаг вперёд, навстречу его улыбке.


–Привет! Вот не ожидал, так не ожидал! Каким ветром занесло?


Я серьёзно отвечаю:


–Услыхала зов Сыи. А вы купались?


–Купался.


–Здорово, – ещё раз касаюсь пальцами ноги воды. – Нет. Я на такие подвиги не способна.


–Пойдём тогда в гости ко мне чай пить.


И тут нас окликают обитатели палаток:


–Простите, вы местные?


Олег Георгиевич серьёзно отвечает:


–В некоторой мере. А что?


–Скажите, столбы тут вкопаны на поляне. Это отмечены «Места силы»?


Я еле сдерживаю смех.


–Эти столбы – коновязи, – объясняем спрашивающим.


И те интересуются:


–А покажите, где настоящие «Места силы»?


Теперь уже отвечаю я:


–Откуда мы знаем, какая сила вам нужна…


И вот мы уже сидим с Олегом Георгиевичем у горящего камина в маленьком домике. Пьём чай, разговариваем, обмениваемся впечатлениями, новостями, интересуемся общими знакомыми. Как-то неожиданно за разговором вспоминаю вопрос, заданный нам на берегу:


–И часто о таком вопрошают?


Олег кивает. Хмыкает:


–Сами не знают, чего им нужно. Слушай, Эльвира, ты же, в некоторой степени, специалист в этом вопросе. Взяла бы и написала книжку о «Местах силы»…



Вот так в Малой Сые и зародилась эта книга. И, пользуясь случаем, я выражаю свою огромнейшую благодарность и признательность удивительному человеку, спелеологу, педагогу, исследователю Олегу Георгиевичу Доброву. Пожалуй никто лучше него не знает окрестности Малой Сыи. Если быть совсем уж точной, конечно, кто-то лучше знает археологию здешних мест. Кто-то лучше знаком с историей окрестностей. Кто-то знаток гидрографии, ботаники. Но Олег Георгиевич превосходит их всех по совокупности знаний.


И не могу не сказать о других людях, чьи советы, помощь были для меня необычайно важны. Это и потомственный шаман Татьяна Васильевна Кобежикова. Её дочь Василиса. Удивительный человек, хранительница Малой Сыи, как называют её в шутку туристы, Елена Владимировна Руденко, с которой я познакомилась пару лет назад, приехав к ней на экскурсию с группой из лагеря «Спутник».


Эта книга, книжка, появилась на свет благодаря Марине Владимировне Васильевой, моим подругам из группы «Странники».


Большое спасибо всем тем, благодаря кому о «Местах силы» я знаю чуть-чуть больше.


«МЕСТА СИЛЫ»


О чём эта книга.


Конечно же о «Местах силы». О том, какие они бывают, что могут дать человеку. Не надейтесь найти здесь точные координаты. «Места силы» – это действительно места проявления Силы. И то, что для одного может быть величайшим благом, для другого может оказаться даже смертельным. Опытный человек в состоянии это почувствовать. Но если вы делаете лишь первые шаги в поисках Силы, вам необходим проводник, учитель. Такие учителя есть. Трудность в выборе учителя.


Ведя к «Месту силы», проводник не может не преследовать своих целей. Никто не будет тратить своё время, свои силы на то, чтобы проводить вас к сакральным знаниям. Собственно и цели учителей бывают разные. Научитесь видеть в этом как благо, так и величайшую опасность.


Обо всём этом я и буду беседовать с вами.


Для кого эта книга.


Эта книга для тех, кто хочет совершенствоваться. Кто хочет работать над собой. «Делать себя». Она для ищущих путь. Для готовых идти по пути.


Сразу хочу сказать: если вы человек верующий, она не для вас. Ваше «Место силы» – это храм. Ваш проводник, пастырь – священник. Вы уже обладаете знанием места Силы. Поверьте, нет ничего смешнее, как встретить на Сундуках, этом удивительном творении природы в Орджоникидзевском районе Хакасии, людей, сверкающих на солнце нательными крестами, припадающим к «камням исполнения желаний», выполняющих языческие обряды.


Эта книга не для тех, кто злоупотребляет спиртным. Вам не нужно «Место силы». Вы уже нашли «Эликсир силы».


Эта книга не для тех, кто по выражению одного из величайших сатириков матом не ругается, а разговаривает. Зачем вам «Место силы»? Вы владеете всем набором «Заклятий силы».


Всех остальных, кто готов трудиться, знает, что чудес не бывает, а бывает результат труда, я приглашаю на следующие страницы.


Итак, начнём.


Прежде всего давайте разберёмся с терминами.


«Место силы». Это понятие широко вошло в массы населения. После перевода на наш родной язык трудов Карлоса Кастанеды об учении Дона Хуана [1] кто-то удосужился прочитать эти очень интересные книги, кто-то, возможно, о них даже не слышал. Но понятие появилось. «Место силы».


Попробуем истолковать это понятие дословно. «Место силы». Место, где пребывает некая Сила. Допустим, есть точка на земной поверхности, где пребывает Сила. Ну и что? С какой стати эта Сила вдруг начнёт перетекать в очутившегося в этой точке человека? Что это за Сила? Физическая выносливость или что-то иное? Если иное, то что? Сила духа? Здесь мы один термин не объяснённый заменяем другим термином не объяснённым.


Нередко мне приходилось слышать, что в «Месте силы» человек обретает некие знания. Конечно, знание – Сила. Когда-то даже журнал выходил с таким названием. Что только не доводилось мне слышать: в этих местах улучшается энергетика человека. Вновь термин подменён другим. А что такое энергетика человека? Там наступает просветление. Пардон, а что вы подразумеваете под просветлением? Человек возвращается полным Сил. Каких? Допустим, точка Силы находится высоко на горе. Человек сходил к ней. Спустился вниз. Выполнил колоссальную физическую работу. И что? Хотите сказать, что он не устал, а совсем наоборот?


Но самое удивительное – правы и одни, и другие, и третьи. Эффект от посещения того, что мы называем местом силы, может быть совершенно разнообразным.


В группе Странников понятие «Место силы» мы объясняем следующим образом. Существуют две главные разновидности мест силы. Для простоты понимания попробуем использовать аналоги понятий из мира электроники и компьютерной техники. Возьмём навороченный фотоаппарат с кучей функций. Кто работал с подобной техникой, прекрасно знает: если аккумулятор разряжен до определённой величины, фотографировать ещё можно, но некоторые функции перестанут быть доступны. Скажем, если захотим сделать снимок с применением встроенной вспышки, фотоаппарат откажется это сделать. А просто так сфотографирует. Или не сможет перейти в режим видеосъёмки. Ему необходимо подключение к «точке силы», к обычной розетке. Условно назовём такие точки «Точками внешней подпитки».


Совсем другой случай, если мы хотим получить через сеть интернет какую-то необходимую нам информацию. Сколь хорошо не был бы заряжен аккумулятор гаджета, этого мало. Необходима точка доступа – какой-нибудь Wi-Fi или банальное подключение по обычному или оптико-волоконному каналу связи. По компьютерной аналогии назовём эту разновидность мест Силы «точкой доступа».


В реальности очень редко бывают столь чётко разграниченные «Места силы». Чаще всего в одном и том же «Месте силы» мы можем, так сказать, и подзарядиться, и получить доступ к информации. Только в одном месте тяжко будет получить информацию – слабый пропускной канал. В другом с информацией всё в порядке, а вот с подпиткой трудновато. Это нужно помнить. Помнить постоянно.


Мы должны чётко уяснить себе: придя за подпиткой мы, помимо её, можем получить информацию. А информация далеко не всегда полезна или безвредна. Обратное тоже верно. Получая информацию, мы можем получить избыток совершенно не нужной нам энергии. Более того, есть «Места силы», где информация обменивается на энергию. Информация может оказаться совершенно банальной. Нам, даже, не то, чтобы не нужной, безразличной. А трата энергии получится гигантской. Человек превратится в эдакий выжатый лимон.


Всё это ещё одна из причин, почему ищущему «Место силы» необходим проводник, учитель.


Начнём наше рассуждение с «точек внешней подпитки». Они более доступны. Они, с учётом всего того, что я уже сказала, более безопасны.


Сто лет назад, в конце 1916 года, в Петрограде, на одной из встреч со своими учениками Георгий Фёдорович Гурджиев, основоположник так называемого четвёртого пути, говорил: «Для поддержания жизнедеятельности человеку необходимо три вида питания – обычная пища и вода, воздух и впечатления». При этом Георгий Федорович обращал внимание своих учеников на следующий факт: «Без пищи и воды человеческий организм без особого вреда для себя может существовать относительно продолжительное время. Без воздуха жизнь возможна в течение лишь нескольких минут». Он предполагал, что без третьего вида питания – впечатлений – человек в состоянии прожить лишь несколько секунд. Желающих более подробно ознакомиться с этой теорией я отсылаю к первоисточникам – книгам Петра Демьяновича Успенского об учении Гурджиева [2].


В нашей группе «Странники» мы сделали предположение: важно не только количество питания, но и его качество. Всё чаще и чаще люди говорят о здоровой пище, о правильно подобранных её ингредиентах. То же самое относится к качеству вдыхаемого нами воздуха. А вот что касается впечатлений… Именно «Места силы» первого рода, «точки внешней подпитки», дают человеку в корне отличные от обычных, так сказать высококачественные впечатления. Так же, по нашему мнению, такие Точки дают и более качественную возможность дыхания как за счёт естественной чистоты потребляемого воздуха, так, возможно, и за счёт различных эманаций, присущих именно данной конкретной Точке. Это, к примеру, могут быть микроскопические дозы радона, поступающие по разломам земной коры. Микроскопические, порой даже не определяемые приборами, они, тем не менее, влияют на состояние нашего организма. Ведь влияют на него гомеопатические препараты. Возможно воздействие каких-либо полей. Как известных, к примеру магнитных или гравитационных, так и неизвестных, которые наука, может быть, обнаружит в ближайшие года, а может через столетия.


Я думаю, каждый из вас, мои читатели, чувствовал внутренний подъём, наслаждаясь прекрасным видом, зрелищем восхода солнца или заката. Если же визуальные впечатления дополняются воздействием тех эманаций и полей, о которых я упомянула, влияние подобного места на человека, на его эмоциональную сферу, да и на физическое состояние может быть огромным. И вновь не могу не упомянуть о необходимости проводника, учителя. Каждый из нас в состоянии найти место, открывающийся с которого вид буквально окрыляет. Но подсказать где, к тому же, имеются и другие факторы влияния, может только опытный специалист.


Необычайно богаты подобными Местами, настоящими «Местами силы», окрестности Сыи. Несколько таких Точек есть на массиве Тогыз-Аз, на горной гряде Подкова, окаймляющей первозданную Землю – гору Пилотку. Возможно постоянное пребывание в подобном «Месте силы» на протяжении нескольких поколений явило нам поселение магов, открытое Виталием Епифановичем Ларичевым за околицей Малой Сыи. Немало «Мест силы», пожалуй даже более сильных мест, расположено и на достаточном удалении от Малой Сыи: в Ошкольской степи, на вершинах хребтов, обрамляющих местность, известную под названием Подзаплоты, в горных массивах, примыкающих к трассе Копьёво-Орджоникидзевский. Такие «Места силы» наиболее безопасны. Во всяком случае по моему опыту, по опыту моих друзей из группы «Странники», ни одно из известных нам подобных Мест не является патогенным. О степени силы подобных Точек, их эффективности влияния на организм говорить некорректно. То, что не окажет никакого воздействия на одного, произведёт фантастическое впечатление на другого.


Теперь поговорим о «Местах силы» второго рода – о «точках доступа». И этот разговор начну с вопроса: а к чему это вы собираетесь подключиться, уважаемые? К Божественной сущности? Если верить в неё, я уже говорила, ваша «точка силы» – храм. К антиподу Божественности, к Дьяволу в одной из его ипостасей? Это тоже не ко мне. Как говорится, Google в помощь. Мы говорим о ноосфере, понятие о которой в научный обиход ввёл выдающийся русский учёный Вернадский Владимир Иванович [3]. Мы говорим о частных проявлениях ноосферы, стихиалиях, о которых великолепно рассказал Даниил Андреев в своей книге «Роза мира» [4]. Мы говорим о неких проявлениях ноосферы в виде полевых структур, существование которых было доказано академиком Казначеевым [5]. Осмысление понятий стихиалий и полевых структур вплотную подводит нас к первоисточникам шаманизма.


Исследования российских учёных показали, что полевые структуры очень часто своими границами совпадают с границами географических и ландшафтных объектов. Если стабильная полевая структура в своих границах совпадает с границами, к примеру, горы, то что это, как не дух этой самой горы. По-видимому за тысячелетия и тысячелетия истории почти все народы нашли интуитивно возможность взаимодействия с такими полевыми структурами, осуществляя связь с ними посредством обрядов, когда, скажем, ритмичные удары в бубен являются аналогом подключения флешки к USB разъёму компьютера.


Очень образно говорит о стихиалиях Даниил Андреев в своей «Розе мира», рассказывая о нимфах рек. Нимфа – нечто разумное, возможно то, что сейчас наука относит к полевым структурам – обитает далеко не в каждой реке или ручейке. Но если человек найдёт реку, в которой «живёт» нимфа, у него появляется шанс единения, то есть «подключения». Как говорит Даниил Андреев, в этом случае тело человека может быть погружено в тело воды, а душа человека в её душу.


Многое из того, о чём говорится в «Розе мира», казалось для меня излишне мистичным до тех пор, пока я не узнала больше об авторе этой уникальной книги. Оказалось, что Даниил Андреев был отправлен после смерти его матери в Москву, воспитывался в семье Добровых. Уже в свои зрелые годы после окончания Великой Отечественной войны много общался с Георгием Павловичем Добровым, отцом Олега Георгиевича, от которого мне довелось узнать такие подробности, которые заставили совершенно иначе взглянуть на труд, доселе представляющийся мистически-оккультистским.


Таким образом, имея место с «точками доступа», мы надеемся осуществить контакт с ноосферой нашей планеты. В том числе через конкретные её проявления в виде полевых структур или стихиалий. Наивно думать, что все эти феномены жаждут общения с нами. Ещё более наивно предполагать, что те, кто идёт на контакт, несут нечто доброе, вечное, благородное.


Слишком часто люди, немножко услышавшие о «Местах силы», пытаются использовать древние капища, священные места былых времён. Толпами осуществляется паломничество к фаллическому символу пещеры Кашкулакская. Ищущие откровений люди поднимаются на вершины Хакасских гор к древним сооружениям – све. По вычитанным где-то, якобы, историческим сведениям они реконструируют древние обряды, совершают жертвоприношения. То есть осуществляют парадигму торгашества: дескать, я вот тебе здесь ножку баранью приволок, откушай мяса с кровью, а ты мне за это именно для меня сделай, чтобы дважды два не равнялось четырём, яви чудо, нарушь закон природы, измени естественный ход вещей, измени естественный ход событий.


Руководитель группы «Странники», Марина Васильева, Мангуста, шутливо сравнивала всяческие религиозные обряды с ситуацией, когда в мэрию входит предприниматель и, тряся пачкой долларов, орёт: «Ну кто-нибудь! Чиновники, мать вашу так! Выйдете! Нарушьте закон! Сделайте для меня то, что вы не делаете для других!» Кто выйдет на этот зов? Коррупционеры, взяточники, мошенники всех статей. Люди порядочные как занимались своим делом, так и продолжают заниматься. Поэтому очень хорошо подумайте, приходя в место древних культов. Кто прикормлен здесь вашими предшественниками? Кому нравится кровь, мясо, страдание жертв? Кого вы подкупаете, посыпая денежками писаницы четвёртого сундука? Особенно осторожно нужно быть в Хакасии с местами, где отправлялись древние культы. Слишком многое здесь связано с так называемой окунёвской культурой, загадочной общностью людей, рослых сильных европеоидов, появившихся в отрогах Кузнецких гор неизвестно откуда и так же загадочно исчезнувших спустя несколько сот лет.


Среди ряда археологов бытует предположение, что окунёвцы были изгнаны из мест своего извечного обитания за занятия некромагией. И предположения эти основаны на реальных фактах. Уж очень причудливы захоронения окунёвского периода. Порой в каменных ящиках, в которых археологи обнаруживают человеческие кости, находятся не целые скелеты. К примеру, только кости ног. В соседнем ящике только кости рук. В третьем – черепа. Четвёртый и вовсе пуст. Что же было положено сюда? Глаза? Половые железы? Некромант, вполне возможно, мог собрать из этих частей (ну не напоминает ли вам подобный курган эдакий ящик механика, где лежат по своим ячейкам гаечки, болтики, узлы деталей машин) эдакого «кадавра». Кто нам сегодня нужен для решения проблем насущных? Восьмирукий шестиног с двенадцатью пар глаз? Получите.


Скажете, глупости? А вы взгляните на некоторые рисунки хакасских писаниц, на которых изображены подобные чудовища. Археологи, искусствоведы трактуют подобные изображения как антропоморфные фантазии, своего рода юмор. А может быть люди рисовали то, что видели? Можно рисунок шестирукого восьминога принять как проявление древнего юмора. Но как-то совсем не юмористически смотрится вскрытая могила, в которой «валетом» сложены два скелета – мужской и женский. Обрублены ноги, скелеты соприкасаются тазовыми костями.


Очень часто археологи находят костяки с отрубленными ногами. Причём детальные исследования позволяют предположить, что ноги у человека были отрублены через некоторое время после захоронения. То есть человек был похоронен, а спустя несколько месяцев, когда собственно процесс разложения достигал максимума, могила вскрывалась и покойнику отрубали ноги. А его переворачивали лицом вниз. Иногда отрубали голову, заменяя её на голову какого-нибудь животного. Уж не донимал ли мертвец живых, приходя по ночам?


И вот в такие святилища идут сейчас всякого сорта родноверы. Дескать, место намоленное, место Силы. Силы – да. Какой? Что за силу человек готов пробудить в своём невежестве?


И ещё один, к сожалению очень грустный, аспект. Часто «Место силы» в наши дни становится местом бездумного паломничества. Сотни тысяч людей буквально вытаптывают территорию.


Давайте сравним «Место силы» с музыкальным инструментом, который при правильном воздействии может отозваться божественной гармонией. Теперь представьте, что по скрипке пляшет стая двуногих баранов. Какой звук издаст скрипка после такого надругательства? Хорошо, если это будет хруст ломающегося дерева и звон рвущихся струн. А может быть будет извергнута такая чудовищная какофония, от которой содрогнётся человек.


Работа с «точками доступа» очень интересна и у человека, занимающегося этим серьёзно, существует незыблемое правило: категорически избегать так называемых намоленных мест, мест, используемых для контакта с некоей силой в прошлом. Да и в настоящем особенно.


Об учителях.


Основоположник школы духовного совершенствования, как он называл школу четвёртого пути, Георгий Фёдорович Гурджиев говорил, что движение вперёд по пути совершенствования, по пути знаний невозможно без помощи тех, кто прошёл этот путь раньше вас.


Проблема поиска учителя, проводника к «Местам силы» действительно стоит очень остро. И при её решении возможны две одинаково неприятные крайности. Вашим учителем может стать шарлатан, а таких в последние годы на земле Хакасии развелось преогромное количество. То объявит себя настоятелем Кашкулакской пещеры, последователем всех мыслимых и немыслимых религиозных учений некто отец Георгий из села Топаново. То начнёт набирать группы для постижения мудрости, якобы таящейся в Чебаковской крепости, парнишка, скромно именующий себя Барсом, известный красноярцам как личность, стоящая с гитарой и кепкой в подземных переходах этого славного сибирского города. А уж сколько новоявленных гуру «пасётся» вокруг горной гряды Кызыл-Хая с её главной вершиной Онло, широко известной в туристских и всевозможных оккультных кругах с лёгкой руки Виталия Епифановича Ларичева, как горная гряда Сундуки.


Но нередко человек, ищущий свой путь к «Месту силы», впадает в другую крайность: уж если учитель, то это должен быть человек, уровень знаний, умений которого столь велик, что с нашей грешной земли не рассмотреть. Таким людям хочется сказать: для того, чтобы вашим учителем стал Иисус Христос, вы должны быть одним из двенадцати апостолов.


Мой собственный опыт позволяет дать следующие советы:

• прежде всего учителя должны найти вы, а не он вас. Не верьте всевозможным интернет-объявлениям, гласящим что-то, вроде «адепт, прошедший посвящение в монастырях Шамбалы набирает группу для раскрытия третьего глаза». Не верьте людям, которые пообещают вам преподнести всё, как говорится, на блюдечке с голубой каёмочкой. Поиск «Места силы», работа с таким Местом – это ВАША работа. Работа над собой. И учитель, проводник – он прежде всего проводник, проводник по дороге к Силе;

• как только что сказала, работа с «Местом силы» – это Работа. Это не экскурсионная поездка на час-два. Значит учитель должен быть готов работать рядом с вами, помогать, наставлять, предостерегать, оберегать не один день;

• и, пожалуй, чуть ли не самое главное, вы должны найти учителя, который подошёл бы конкретно вам. Путь к Силе знают разные люди. Кто-то идёт к ней через творчество и ожидает помощи именно в творчестве. Другие следуют путём физического совершенствования. Для третьих это путь к самопознанию, познанию мира, вселенной. Постарайтесь найти такого проводника, учителя, с которым вам будет как бы по пути;

• у любого учителя есть свои требования к ученику. Постарайтесь сделать так, чтобы учитель изложил их максимально полно, максимально понятно объяснив, что стоит за тем или иным требованием;

• работа учителя с одним учеником редко на начальном этапе приносит хорошие результаты. Лучше, если вы работаете группой. Не очень большой. Наверное предельная численность – это первый десяток. Но, в любом случае, даже при групповой работе, настоящий учитель должен много времени уделять именно, потому что не бывает одинаковых людей. Даже «Места силы» первого рода, «точки внешней подпитки», достаточно индивидуальны. Часто в пределах территории, на которых расположены «Места силы», они представляют собой как бы кучу компьютерных разъёмов, разбросанных может быть и не далеко, но, всё таки, на расстоянии друг от друга. И вы должны найти именно тот разъём, который подходит вам. Сколько не пытайся воткнуть USB в гнездо mini-USB, ничего не получится. И вот такую помощь вам окажет именно учитель.


Пожалуй единственным требованием всех учителей, которые занимаются своим делом достаточно серьёзно, является требование соблюдения тайны получаемых знаний. И дело здесь в том, что никто из обладающих знаниями не заинтересован в том, чтобы «Места силы» становились местами паломничества тысяч праздно шляющихся туристов.


На пути к месту силы.


Снова и снова не устаю повторять. Мы с вами говорим о том, что работа с «Местом силы» – это именно Работа. Поэтому если вам захотелось этим заняться, рассчитывайте собственное время. Опыт работы многих групп говорит о том, что минимальный срок, за который вы в состоянии что-то понять, чего-то достичь, занимает около десяти дней. Вы должны настроиться на работу. Отрешиться от повседневных городских дел. Почувствовать природу. Адаптироваться к ней.


Нужно хорошо понимать, что мероприятие, которое вы затеваете, достаточно затратное. Учитель будет тратить на вас своё время, свои силы, которые он мог бы потратить с пользой для себя. А значит этот труд должен быть очень хорошо оплачен. Если вы относите себя к людям не готовым нести материальные затраты, наверное стоит подумать о том, что прежде чем прикоснуться к «Месту силы», стоит упорядочить свою повседневную жизнь. Наладить быт, обеспечить своё материальное благополучие. Кроме того, такова уж природа человека, не ценим мы то, что достаётся нам даром.


Могу привести пример из собственной практики. Однажды меня пригласили вести историко-философский кружок в одной из школ нашего города. Кружок для занимающихся был бесплатным. И вот я выяснила, что ряд ребятишек талантливых, увлечённых делом, которое я им предложила, начинают пропускать занятия. На родительском собрании задала вопрос папам и мамам:


–В чём дело?


И мне объяснили примерно следующее:


–Мой сын ходит в секцию У-Шу.


–Ему что, занятия У-Шу нравятся больше, чем мои?


–Нет, ему очень нравятся ваши занятия. Но за секцию мы заплатили, мы не можем просто так её бросить…


Вот вам и ответ. Ценится только то, за что заплачено. И ценится тем сильнее, чем больше плата.


Итак, первое условие – это ресурсная составляющая. Временная и материальная. В течении десяти дней вам придётся где-то жить, что-то есть. Слава богу в Хакасии, в той же Малой Сые, хватает возможностей поселиться как в комфортных условиях, так и во вполне спартанских, вплоть до проживания в палатке на берегу Июса. Вам придётся ездить с места на место. Либо на своём транспорте, либо нанимать этот транспорт. Вам придётся платить своему учителю. Вам придётся потратить большую часть своего отпуска. Или, если вы достаточно свободны, то значительную часть своего свободного времени.


Меня часто спрашивают, с какого возраста и до какого для человека безопасно прийти в «Место силы». Моё мнение: оптимальный возраст, начиная с восемнадцати-двадцати лет и лет до пятидесяти-шестидесяти. Большинство «Мест силы» расположено в достаточно труднодоступных местах – на вершинах гор, далеко в лесу… Придётся совершать пешие переходы, подниматься по крутым склонам, подчиняться указаниям учителя, работать, осмыслять увиденное, вербализировать, учиться специальным дыхательным упражнениям, психотехникам, необходимым в работе с «Местами силы» второго рода.


Трудно?


Да.


Интересно?


Несомненно.


На период работы необходимо отказаться от курения, отказаться от алкоголя. Отключить на всё время работы сотовый телефон, отказаться от получения информации из окружающего мира посредством телевидения, радио, интернета. В значительной степени отказаться от контактов с другими людьми. Возможно, даже ограничить общение внутри группы.


Цель подобных ограничений достаточно банальна. Вы собираетесь подключиться к информационному каналу с достаточно слабым сигналом. Избавьтесь от возможных помех.


Навстречу с силой.


Раннее утро. Солнце ещё не взошло. Откуда-то из боковой долины на Июс наплывает туман. А над головой облака, подсвеченные лучами светила, которое ещё за горизонтом. Они из тёмно-фиолетовых становятся сперва красными, а потом блестят червонным золотом. Олег Георгиевич шагает впереди. Слепой человек ведёт зрячую. В руках у него трекинговые палки. Лишь изредка он ощупывает ими свой путь впереди. Чаще они лишь помогают ему удержать равновесие. Как ориентируется он в мире, который видит всего лишь на три процента?


Сворачиваем с еле заметной дороги. Когда-то здесь рос лес. Сейчас о былых могучих деревьях напоминают лишь громадные пеньки. Старые, замшелые. Часто прямо из них начали расти новые побеги. Но и молодой поросли не повезло. Несколько лет назад здесь прошёл пал и две трети юных лиственниц торчат почерневшими скелетами. Сколько же лет ещё пройдёт, пока вновь склоны хребта не завоюет тайга.


К вершине хребта поднимаемся по борту едва заметного распадка. Ближе к гребню всё менее заметны следы старого пожара. Кое где, среди зарослей кустарника и берёз, встречаются юные пихточки и кедрушки. Гребень топорщится скалами. В том месте, куда мы вышли, хребет не монолитен. По косвенным признакам понятно: здесь, перпендикулярно ему, прошёл тектонический разлом. Вот к таким местам чаще всего и приурочены «Места силы» первого рода.


–Далеко ещё?


–Почти пришли.


Гребень. Обращённая к долине скальная стенка. В ней ниша, как бы рефлектор. В основании ниши довольно ровная площадка.


–Вот, – говорит Олег Георгиевич. – Думаю, что это место тебе подойдёт.


Киваю:


–Да. Определённо.


Прошу своего проводника оставить меня в одиночестве. Договариваемся. Он будет ждать метрах в трёхстах дальше по гребню.


Сажусь на площадке в основании ниши. Скрещиваю ноги. Не поза лотоса, конечно, но я к ней и не стремлюсь. Расслабляюсь, одновременно выполняя специальные дыхательные упражнения. Во всём теле начинает отдаваться биение пульса. Если так можно выразиться, «прислушиваюсь» к биению своего сердца. В лицо ударяет свет взошедшего над горными хребтами солнышка. Подставляю теплу лицо. Купаюсь в солнечном свете. Вдыхаю настоянный на аромате тайги чуть заметный ветерок. Сомнений нет. Это «Место силы». Но что-то не так. Не моё это место.


Встаю. «Вслушиваясь» в себя, медленно иду по гребню, в сторону противоположную той, в которую ушёл мой проводник. Небольшое понижение хребта. Седловина. Ею отмечено пересечение с разломом. Спуск сменяется подъёмом. Вновь скалы. Небольшой наклонный утёс. Ещё на подходе к нему понимаю – вот оно то, что нужно мне.


Место уникально тем, что здесь, в радиусе полукилометра… Да нет, пожалуй даже трёхсот метров, огромное количество точек концентрации. Здесь, наверное, любой человек может найти то, что нужно именно ему. Моё же Место здесь, у основания этого утёсика.


Солнце уже поднялось над горами противоположного склона долины. Внизу стелется туман. Горы как диковинные острова посредь чуть колышущегося океана. Молочная река кисельные берега.


Вновь концентрируюсь на дыхании. «Прислушиваюсь» к сердечному ритму. Такое чувство, что в такт ударам сердца пульсирует всё тело, губы, кончики пальцев. Ритм подчиняется закону октавы. Семь цветов радуги. Семь нот. Извечный ритм вселенной. Время останавливается. Если быть совсем точной, его ход продолжается. Время сейчас – это ручеёк. А я – созерцатель на его берегу, смотрящий, как бежит вода, как пробегают секунды, минуты…


К месту, где ждёт меня Олег Георгиевич, я вышла где-то через час. Обновлённая, наполненная радостью. Булькает, пузырится вода в котелке, стоящем на газовой горелке. Не ожидая вопроса, Олег Георгиевич поясняет:


–Не хочу разводить здесь костёр. Не хочу вносить хоть какие-то изменения в это место.


Он прав. Он очень прав.


–Ну как?


–Спасибо. Сказочный подарок. Шикарное место.


Я принимаю из его рук кружку с чаем. Как всегда вместо заварки использованы какие-то травки. И с первым глотком начинаю воспринимать свою телесность. Понимаю, что промокла от росы чуть ли не с ног до головы. Что голодна, что чуть побаливает локоть – поскользнулась, ударилась о небольшой скальный выступ. Но это ерунда в сравнении с тем, что всё ещё продолжает бушевать внутри меня. Три вида необходимой для человека пищи. Пища в обычном нашем понимании, воздух, которым мы дышим и впечатления.


–Наелась впечатлениями? – улыбается мой проводник.


Киваю.


Он по новой наполняет мою кружку травяным настоем.


Пища. Обычная пища. Еда да вода. В первом приближении можно рассчитать необходимое человеку количество жиров, белков, углеводов, клетчатки. Посчитать калорийность, соизмерить её с физической нагрузкой. Можно при подборе пищевых рационов учесть скорость метаболизма того или иного индивидуума. И тем не менее никто не может сказать: питаясь сбалансировано, вроде бы грамотно, чего мы получили излишек, а чего надо бы добавить. В середине прошлого века подобную работу, исследования, провёл французский спелеолог Мишель Сифр [6], выполняющий их по заданию космического ведомства. Это для нас, обычных людей, не играет большой роли, один кусочек хлеба ты съел, или два. Но каждый грамм, доставленный на орбиту на борт космической станции – это огромные деньги. И потому, получая научно рассчитанный сбалансированный рацион, французский спелеолог затем отправлял на поверхность из пещеры, где велась эта работа, так сказать отходы своей жизнедеятельности, которые внимательнейшим образом изучались. Выяснялось, что усвоено, а что было выброшено организмом за ненадобностью.


Спортивными врачами, в том числе и в нашей стране, анализируется разница между составом вдыхаемого воздуха и выдыхаемого человеком в покое и при физических нагрузках. Но здесь измерения гораздо сложнее. Часто примеси, применительно даже к этому месту, где мы сейчас находимся, примеси каких-нибудь газов, поступающих из толщи земли по разлому, рядом с которым мы пьём чай, могут быть столь минимальны, что приборы не в состоянии их обнаружить. А вот влияние их на человека может быть огромным. Можно только предположить, что значительную роль таких минипримесей играет радон. Всем известен положительный эффект радоновых ванн, которые люди принимают на курортах Белокурихи в предгорьях Алтая. Да и во многих других местах. Какие могут быть ещё примеси, неизвестно. И научные работы в этом направлении не проводились. И, как уже сказала, точность газоанализаторов не позволяет полностью ответить на этот вопрос. Что уж говорить о впечатлениях. Одно известно исследователям, кстати, работающим тоже в области освоения космического пространства. Человек, помещённый в условия сенсорного голода, испытывает тяжелейшие переживания, муки. Длительная сенсорная изоляция, не полная, полную достичь невозможно в лабораторных условиях, частичная хотя бы, если она затягивается, ведёт к необратимым изменениям психики, разрушает мозг [7].


Пока в деле измерения впечатлений главным инструментом является организм человека. Изменение восприятия человеком окружающего мира. Оценка крайне субъективна, зато «прибор» очень чувствительный. По своей, выработанной годами шкале, основанной на многолетних посещениях «Мест силы», коэффициент полезности данного места около семидесяти пяти – восьмидесяти процентов. Это много. Это очень много. Это потрясающе много!


–Олег Георгиевич, сюда ходят туристы?


–Крайне редко. Если и ходят, то не задумываются о таких вещах, как «Место силы». Идут себе, весело прыгая с камушка на камушек и не более. Как «Место силы» нашёл его я.


–И часто сюда приходите?


Он вновь улыбается:


–Иногда ежедневно. Не так далеко до сюда. И я очень часто прихожу сюда, чтобы поговорить по телефону. Внизу в котловине сотовой сети нет. Здесь, с гребня, хорошо ловится сигнал с коммунаровской МТСовской вышки.


–Вы, так понимаю, изрядно здесь всё облазили. Какую Точку избрали для себя?


–Ту нишу, в которую привёл тебя.


Я киваю.


–Да. Это место силы.


Поясняю:


–Но не моё. Моя Точка оказалась по другую сторону от разлома на скалке.


На следующий день я собиралась покинуть гостеприимный берег Июса. Но вечером в гости к Олегу Георгиевичу приехала его бывшая сотрудница и друг Анна и он предложил:


–У Ани машина позволяет забраться в суровые дебри. А что, если съездить к Чергатинскому лепестку?


–А что это?


–Как мне кажется, – вздыхает Олег Георгиевич, – по твоей классификации это место силы второго рода.


Конечно же меняю свои планы.


Вечером забираюсь на будку автобусной остановки. С неё возможно позвонить по сотовому телефону. Всего пара метров над поверхностью земли, а связь уже есть. Как шутят местные жители, можно просто набрать SMS-ку, нажать на отправку и подбросить телефон вверх. Согласую со своими работодателями свою задержку в командировке в Хакасии ещё на день-два.


И утром следующего дня мы, уже втроём, выезжаем в очередной вояж. Перед Ефремкинским мостом Анна сворачивает налево. Глубокие лужи, подъёмы, где дорога размыта чуть ли не канавами промоин. Да… На моей пузотёрке здесь не проехать. Анина же машина уверенно штурмует очередное препятствие.


После череды спусков и подъёмов мы выезжаем на насыпь старой дороги. В начале ХХ века, когда ещё не была проложена железнодорожная ветка Ачинск – Абакан, не существовало станции Шира, вот здесь был главный тракт, связывающий рудник Коммунар, Богом дарованный (так он назывался тогда), с обжитыми местами. Проезжаем село Чебаки. Странно осознавать, что эта, почти вымершая деревушка, когда-то была столицей золотоносного края. О тех временах напоминает усадьба владельца приисков Иваницкого – дом с башенкой.


Дорога ведёт всё дальше, в Ошкольскую степь. Где-то справа на одной из величественных горок находится знаменитая Чебаковская крепость.


Делаем маленькую остановку на дамбе, создавшей в заболоченной низине огромное озеро Ошколь. Купаемся в тёплой воде. В очередной раз не устаю удивляться тому, как ориентируется на местности слепой человек.


–Анюта, притормози, – просит он.


Мы вновь выходим из машины. Олег Георгиевич показывает вправо:


–Вон, видите, линия ЛЭП и красноватый утёс. Там на скалах есть рисунки. Ошкольская писаница. Левее ворота.


–Свернём? – спрашивает Анна.


Наш проводник кивает.


Сворачиваем с укатанной щебёнки влево по еле заметной колее, накатанной сельхозмашинами. Две огромные вертикальные плиты. Действительно ворота. Подхожу ближе. Прислушиваюсь к себе. Это не «Место силы». Это что-то совсем другое. Перевожу взгляд на Олега Георгиевича.


–Считается, что это портал. Переход, - он усмехается, - в параллельный мир. Как говорится, хотите – верьте, хотите – нет. Как ощущения, Эльвира Андреевна?


Опускаюсь на землю рядом с вратами. Закрываю глаза. Пытаюсь понять изменения сердечного ритма. На обычные колебания октавы налагается какая-то другая волна.


–Не желаешь пройти?


Отрицательно мотаю головой.


–Знаешь, – продолжает Олег. – Где-то с год назад мы приехали к воротам, не к этим, к другим, с людьми, которые путешествовали вместе с собакой. Они попытались провести собаку между камней. Та упиралась с визгом. В конце концов умудрилась выскользнуть из ошейника и удрать.


Соглашаюсь. Животные чувствуют такие места. Добавляю:


–Говорят, особенно чувствительны кошки. Не пробовали кошку или кота привезти?


Шутка, конечно. Но, как говорится, в каждой шутке есть доля…


И вновь под колёса нашей машинки стелется щебёнка дороги. То и дело Олег Георгиевич показывает на горки справа. Крепость. Ещё одна крепость. Ещё… Мост через Чёрный Июс. Справа гора Змеиная. Здесь одно из самых известных в археологической среде древних поселений. Не совсем крепость, не совсем посёлок. На вершине горы остатки землянок. Кем построены? Зачем? До воды ой, как далеко.


Перекрёсток. За ним Сулекская писаница. Здесь я была год назад. Наш путь дальше. Сперва по шоссе, потом по грунтовке. Потом Аня сворачивает вправо. Объезжает колдобины и упавшие деревья. Без дороги едем в гору.


–Не мучай машинку, - просит Олег Георгиевич. – Вон там в тени оставляй.


И только выйдя из автомобиля понимаешь: высоко уже забрались.


–Куда теперь?


Проводник показывает вверх:


–Как в песне Высоцкого вперёд и вверх.


Аня вешает на шею приборчик Garmin. Усмехается, поясняя:


–Начальник выведет. Но так оно надёжнее. Мне спокойней. GPS есть GPS.


И начинается подъём. Обходим сплошные заросли кустарника, траверсируем склон у подножия скальных уступов, вновь идём вверх. Ближе к вершине уклон становится меньше. Почти горизонтальная местность, заросшая смешанным лесом с густым подлеском. Буквально продираемся сквозь кусты, обходя выворотни поваленных ветром таёжных великанов.


И вот оно. Даже поляной, собственно, не назовёшь. Из зарослей кустов выступает почти горизонтальная огромная каменная плита. Тонкий пласт на ножке основания. Эдакий грибок. Скорее даже не грибок. Скорее на каменном основании лежит некое подобие каменной ромашки.


–Лепесток, - произносит Олег Георгиевич. – Ну, Эльвира, осваивай место. Анют, давай пройдём подальше, посмотрим. Там ещё один объект есть для меня не совсем понятный.


Оборачивается:


–Тебя подождём вон там, – машет рукой вперёд влево. – Недалёко. Если что, окликнешь. Услышим.


Остаюсь одна.


Затем не спеша подхожу к каменной плите. Ложусь на неё на спину. Руки за головой. Закрываю глаза. Делаю дыхательные упражнения. Перед внутренним взором возникают причудливые картины. Нечто подобное я видела в глубине зеркала Козырева во время экспериментов на Диксоне [8]. На тёмном фоне прикрытых век расцветают фиолетовые узоры. Это «точка доступа». Вот только извечная проблема, знакомая пользователям интернета. В интернете есть всё, попробуй найти.


Пытаюсь настроиться на получение самого важного для меня сейчас ответа: использовалось ли это место людьми раньше как «точка доступа».


Загажено ли оно жертвоприношениями и просьбами об убиении ближних и дальних.


Как описать получение ответа? Для этого слов мало. В какой-то момент я начинаю понимать, знать. Здесь нет прикормленной мясом сущности. Вот и ещё одно место силы. Серьёзнейшее. Сильнейшее в моей копилке.


Поднявшись, как бы стряхиваю с себя наваждение. Окликаю спутников. Иду на их голос. Встречают улыбками:


–Ну как?


–Это «точка доступа».


–Знаю, – соглашается Олег Георгиевич.


–Пробовал?


–Пробовал. Если твоей терминологией пользоваться, «посмотрел», соответствует ли вилка розетке. Да. «Подключение» возможно. И всё. Я не готов к таким вещам.


–Зря, – не соглашаюсь я. – Думаю, мог бы почерпнуть много интересного.


–Какие мои годы, – смеётся проводник. – Успеем. Правда, Анна?


Та соглашается.


Спускаемся к машине другим путём и едем обратно. В Подкамне сворачиваем с наезженной трассы – переплетение лесных и полевых дорог должно привести нас к Сундукам, горной гряде, названной так Виталием Епифановичем Ларичевым, человеком, со знакомства с которым началось моё увлечение Хакасией.


К горе Онло подъезжаем со стороны Подлиственок. Первый Сундук. Прищуриваюсь, всматриваясь вдаль. Все-то горки у Виталия Епифановича Сундуки: Саратский Сундук, Пятый Сундук, Шестой… Эдак Эверест восемьсот тридцать девятым Сундуком будет.


Останавливаемся у сложенного из плитняка вала. Прямо перед нами наверху останец в виде куба – пресловутый Сундук. Справа по дороге поднимается очередная группа экскурсантов.


–Олег Георгиевич, – прошу я. – Покажи, как правильно заходить на Сундук.


–А ты откуда об этом знаешь?


–Читала в вестнике МНИИКА [8, 9] о вашей работе в рамках Всемирной олимпиады психофизических резервов человека.


–Ну пойдём.


Идём совсем иначе. Ох и дураками, наверное, смотримся со стороны. С той, протоптанной уже, наверное, добрым миллионом ног дороги, протоптанной посетителями новомодного места паломничества. Оттуда слышны вопли, визги, жизнерадостный мат. Зачем им это? Ну сходят. Так, ответят где-нибудь по пьяной лавочке: «А, Сундуки… Были. Как же, были…»


Мы идём своим путём. В какой-то момент понимаю, что нарушается чувство равновесия. Мой проводник улыбается:


–Поймала момент?


Киваю.


–Вот-вот…


К подножию кубического останца выходим в тот редкий момент, когда одна из групп уже начала спуск, а вторая ещё не поднялась.


–Пойдём. Покажу тебе то, что называется креслом шамана. Не вон тот булыган, это для экскурсантов, а настоящее.


Уступы. Слева бездна. Не отвес, но покатишься – костей не соберёшь. Затем маленькая тропинка. И ведь действительно кресло – углубление, в котором очень удобно сидеть. Даже подлокотники есть. Вечернее солнце светит откуда-то сзади. Ощущаю себя эдаким пилотом неведомого летательного аппарата. Внизу летят тени облаков. Кажется, что за спиной расправились могучие каменные крылья.


Здорово!


«Место силы»? Несомненно. Шикарнейшее «Место силы» первого рода. Сидела бы и сидела. Но темнеет, а нам ещё возвращаться. И ехать довольно далеко.


Выбираемся к общеизвестной тропе в тот момент, когда подошла очередная группа. «Вот это камень желаний, – говорит экскурсовод. – Нужно лечь на него и духи исполнят ваши самые сокровенные желания. Загадайте лишь их». Толстенная барышня, заправляя выбившийся из-под блузки православный крестик, возлагает свои телеса на лежбище духов. Не могу не удержаться. Спрашиваю:


–Вы православная, а выполняете обряд поклонения духам.


–А чаво? – хлопают ресницы с комочками туши.


–Да нет, ничего. Как говорится, бог в помощь и чёрт с лопатой.


Спускаемся вниз. А за спиной люди православные, воцерквлённые, вяжут на куст ленточки для подношения духам. До чего же всё в головах у людей перемешалось. Как же прав был Виталий Епифанович, когда преподнёс горную гряду Кызыл-Хая, переименовав её в Сундуки, как сакральное место, древнюю обсерваторию, перенаправив толпы и толпы любителей экзотики от действительно спрятанного урочища Синей мавки.


–Кстати, - уже в машине спрашивает Олег Георгиевич. – Эльвира Андреевна, вот я с большим скепсисом отношусь к древним астрономическим наблюдениям. Прежде всего, потому что не могу понять зачем. Когда-то, в школе, объясняли так: таким образом жрецы говорили, когда пахать, когда сеять. Но ведь год на год не приходится. Не проще ли воткнуть палец в землю, ага, оттаяла, можно сажать. А потом, в конце лета, выдернул корешок, пожевал его – ещё не созрел, пусть зреет. Огородники в Хакасии говорят, что сроки оттаивания земли и созревания здесь могут колебаться до двух-трёх недель. Или ещё новомодная версия. Таким образом определялась дата наиболее благоприятная для зачатия потомства.


Я пожимаю плечами:


–Может быть и так. Смотрите. Есть сакральные числа. Три. Вспомните. У крестьянина три сына, троица, бог триедин. Пять. Пять лучей у звезды. Этакий прообраз растопырившего ручки и ножки человечка. Семь. Величайшее сакральное число октавы. Сложите их и прибавьте к дню летнего солнцестояния. К дате. Что получим? День Ивана-купалы. Традиционный день блуда, зачатия, свободной любви. Кто его знает. Мы видим памятники. А для чего и как они использовались, мы можем только предполагать. В меру своих знаний. В меру своего мировоззрения. Что касается астрономичности Сундуков. Теоретически можно взять любой камень и найти точку, с которой будет видно, что солнце в день, скажем, равноденствия встаёт над ним. И что? Предположим, эту точку знали древние. А может и не знали…


К моей палатке на берегу Июса подъехали уже в темноте. Попрощались. Олег Георгиевич отправился в свою избу, а мне рано утром, ещё до восхода солнца, предстояло покинуть гостеприимную поляну сразу за околицей Сыи.



Спрашивайте – отвечу.


Когда люди начинают со мной разговор о «Местах силы», собеседники задают мне множество вопросов. Люди разные, но, по большей части, задают вопросы одинаковые. Поэтому ниже я привожу расшифровку диктофонной записи моей встречи со студентами Алтайского государственного университета в городе Барнауле. Точнее той части этой встречи, когда от изложения своих взглядов мы перешли к обсуждению, к вопросам и ответам.


–Эльвира Андреевна, когда вы говорите о взаимодействии человека с «Местом силы», вы всё время повторяете, что подобное взаимодействие требует огромной Работы со стороны человека. Получается, что для того, чтобы воспользоваться «Местом силы», нужно стать отшельником, монахом, в монастырь уйти?


В аудитории лёгкий смех.


–Как вас зовут?


–Светлана.


–Давайте так, ребята. Задавая вопрос, вы представляетесь. Называйте своё имя. Как-то неудобно беседовать с безликим человеком. Итак, Светлана. Работа над собой, над своим совершенствованием – это своего рода дорога. И как часто бывает, в одну и ту же точку, к одной и той же цели можно прийти разными путями. Сто лет назад Пётр Демьянович Успенский предложил следующее название таких возможных путей: путь факира, путь монаха. Если следовать этому пути, то да, это путь религиозного служения. Именно поэтому я постоянно повторяю: если вы человек верующий, ваше «Место силы» – храм. Третий путь – путь йога. К сожалению, я бы даже сказала к несчастью, говоря «йога», мы, почти всегда, подразумеваем хатха-йогу, начальную ступень йоги. Её и только её. На самом же деле хатха-йога ставит перед собой целью привести в порядок деятельность человеческого организма, дабы позывы нашей телесности не отвлекали адепта йоги от более серьёзных дел. А вообще йога огромна. Я бы даже сказала безразмерна. Так же, как безразмерен путь религиозного познания. Это и раджа-йога. И, скажем, такие экзотические виды йоги, как йога сна и сновидений, тантрическая йога. Я же для себя избрала, если следовать классификации Успенского, четвёртый путь. Путь светского человека, живущего активной жизнью в социуме. По своему мировоззрению я агностик, поэтому такой путь для меня наиболее приемлем.


Вопрос из аудитории:


–Я Михаил. Эльвира Андреевна, а что вы вкладываете в понятие «агностик»?


–Своё отношение к спору верующих и атеистов. Одни свято верят в бога. Другие так же свято в него не верят. Я в стороне от этого спора. Мне абсолютно всё равно, есть бог или нет бога. Мне одинаково чужды как религиозные воззрения, так и атеистические. Я считаю всё это, для себя лично, глупой тратой времени и душевных сил, которые могут быть направлены на что-то более созидающее.


Вопрос из зала:


–Александр. Я пытался найти в литературных источниках упоминание о фактах, как использовались «Места силы» в древней Руси. Дохристианской Руси. К сожалению мне ничего не удалось найти. Что об этом знаете вы? Ведь вы по образованию историк.


–Да. По первому своему образованию я историк. Но, к сожалению, о том, как относились древние русичи к «Местам силы», было ли им известно такое понятие под этим или другим названием неизвестно. Фантазировать на пустом месте не вижу смысла. Частично ответ на свой вопрос вы можете получить, внимательно прочитав труд Рыбакова Бориса Александровича «Язычество древних славян» [10].


Вопрос из зала:


–Как же так? Меня звать Мария. Мы, родноверы, прекрасно знаем, что всё то, что изложил Кастанеда в своих книгах – это просто передирки с тех знаний, которыми обладали наши предки.


–Я рада за вас лично и за родноверов. Хотелось бы, чтобы вы познакомили здесь собравшихся с первоисточниками, откуда вам всё это известно. Из каких источников, древних летописей, научных исследований, монографий… Если всё это вам известно, пожалуйста поделитесь источниками с молодым человеком, который задал мне предыдущий вопрос.


–Учёным запрещали этим заниматься. Конечно никаких работ нет. Но всё это знает любой родновер.


–Я очень рада за любого родновера. Если кто-нибудь из этих любых сможет просветить меня, познакомив именно с первоисточниками, то я готова изменить своё мнение о родноверах, как об участниках ролевых игр, наподобие тех, в которые играют поклонники творчества Толкиена. Те тоже и кольчуги делают, и стрелы куют, и рубахи из полотна крапивного сшить пытаются.


–Эльвира Андреевна, я Сергей. Я знаю вас, как одного из авторов, сотрудничающих с альманахом «Традиция». В своём эссе, посвящённом вашему разговору со знаменитейшим археологом Виталием Епифановичем Ларичевым, вы, по сути дела, отрицаете историко-культурное значение такого хакасского святилища, как Сундуки. Как это объяснить? Ведь Сундуки – это и есть «Место силы».


–Как понимаю, вы имеете ввиду мою работу «Ложь во имя правды». На ваш вопрос очень сложно ответить двумя-тремя фразами. Тем не менее попробую сделать это более-менее обстоятельно. Вот вы говорите «историко-культурное значение». Соглашусь. То, что происходит вокруг горок северной Хакасии, именуемых Сундуки… Кстати, Сундуками их назвал именно Виталий Епифанович Ларичев. Они имеют совсем другие названия, традиционные, местные. То, что новосибирский учёный называет Сундуками, на самом деле горная гряда Кызыл-Хая. А первый Сундук даже на топографических картах называется просто гора Сундук. Местное название гора Онло. Теперь об историко-культурном значении. Позволю себе провести, может быть не совсем корректную, параллель с деятельностью Николая Константиновича Рериха. Интереснейший художник отправился через Алтай в Индию. Этот вояж получил название научной экспедиции. Научность весьма сомнительна. И тем не менее деяния Рериха, по сути дела, стали основой для неорелигии. Так и с Виталием Епифановичем. Не всегда подтверждённые, на мой взгляд, часто умозрительные заключения на околоисторическую и околоастрономическую тему сейчас становятся толчком к возникновению некоей новой религии. Посмотрите, какое паломничество на тех же сундуках происходит в день летнего солнцестояния. И вопросы людей друг к другу звучат примерно так: вы верите в то, что говорит Ларичев? Научные факты не требуют веры. Верить можно во что-то недоказуемое. К примеру, ведь глупо будет звучать «вы верите в то, что солнце светит и греет?» Какая тут может быть вера? Каждый из нас это чувствует на себе. Это истина. Это не вопрос веры. Многое из того, что утверждает Виталий Епифанович, к сожалению, является вопросами не истины, но веры. Но, тем не менее, Виталий Епифанович – это человек, которого я безмерно уважала при жизни и уважаю сейчас, когда его уже нет с нами. Интереснейший собеседник, он умел зажечь слушателя романтикой поиска, убедить его в своей правоте. То же, что касается моей работы «Ложь во имя истины», сказанное в ней – это тоже результат беседы с Виталием Епифановичем. Я высказала предположение, что Сундуки – это своего рода «пустышка». Что, так сказать, дав эту пустышку на разграбление тысячам туристов, Виталий Епифанович таким образом скрыл действительно интереснейшее место. Как можно спрятать что-то от людей? Подсунув людям пустышку. К примеру дабы отвлечь простолюдинов от колоды Таро, им дали обычные тридцать шесть карт. И посмотрите, сколько людей сейчас вовлечены в тасование пустых картинок. Что же касается Сундуков, то даже при всех моих предположениях, кстати не опровергнутых Виталием Епифановичем Ларичевым, я признаю их уникальность. В 1994 году мой добрый знакомый, которого я уже упоминала, говоря о хакасских местах силы, руководил группой исследователей, участников Всемирной Олимпиады психофизических резервов человека, проводимой под эгидой академика Казначеева. В ходе проведённых его группой работ было установлено, точнее было выдвинуто предположение, что при определённом маршруте подхода на вершину горы Онло, или, как её туристы именуют, первого Сундука, происходит некая активизация человеческого организма за счёт специфических особенностей местных магнитных микроаномалий. Что забавно, никто из тысяч и тысяч посетителей Сундуков не заходят туда, так сказать, правильно. Резюмируя сказанное, я считаю, что в тени Сундуков, в тени их славы и популярности прячется действительно уникальнейший памятник, который называется урочищем Синей мавки. Сразу оговорюсь. Название условное. Уверена, хакасы называют его совершенно иначе на своём языке.


–Маргарита. Эльвира Андреевна, вы сотрудничаете с альманахом «Традиция» и вместе с тем так пренебрежительно отзываетесь о таком проявление русского традиционализма, как движение родноверов.


–Считаю, что данный вопрос, Маргарита, выходит за рамки нашей сегодняшней встречи. И, тем не менее, отвечу. Русская традиция – это не столько родноверы, почитатели Перуна или матери Макоши. Русский традиционализм – это и взгляды наших отечественных философов, многие из которых были вынуждены покинуть Родину после Великой Октябрьской социалистической революции. Вспомните философский пароход. Это идеи русских космистов. Прежде всего теория Вернадского о ноосфере. Или труды Козырева. Давайте, говоря о русском традиционализме и величие нашего народа не уподобляться всяким Задорновым, который утверждает, что, если древние укры выкопали Чёрное море, то всё остальное сделали древние русские.


Вопрос из зала:


–Мария. Эльвира Андреевна. А есть ли у вас примеры о реальном воздействии «Мест силы» на реальных людей?


–Вопрос очень сложный. Прежде всего потому, что есть такое понятие «после того не значит из-за того». Если с человеком что-то происходит после того, как он посетил «Место силы», крайне сложно считать, что это произошло именно в результате посещения. Мне неоднократно приходилось бывать в «Местах силы» и я считаю, что их влияние на меня было потрясающе огромным. Но скептик тут же заявит, что это ваши личные предположения не зафиксированные приборами. И ведь будет прав. Как один из примеров, на мой взгляд явных примеров влияния «Мест силы» на человека, это происходящее с моим знакомым, Олегом Георгиевичем Добровым. Человек – инвалид по зрению. Острота зрения у него составляет три процента. Не минус три, не плюс три. Очками это не корректируется. Скажем так, он не всегда, а только на контрастном фоне видит пальцы на своей вытянутой руке. И тем не менее, находясь в Хакасии, в горах, именно в близи «Мест силы» он идеально ориентируется. Может быть проводником. Безошибочно находит нужные места в глухой тайге, где даже я, человек зрячий и в общем-то бывавший в экспедициях, порой теряю ориентацию. «Места силы» дали ему возможность компенсировать отсутствие зрения, практически отсутствие зрения, какими-то иными возможностями организма. Объяснения данному факту я дать не могу. Но для того, чтобы быть вблизи мест силы, он каждое лето проводит в селе Малая Сыя, которое расположено в Ширинском районе республики Хакасия, недалеко от золотого прииска Коммунар.


–Эльвира Андреевна, Николай. Почему вы всё время говорите о том, что для работы с «Местами силы» человеку, желающему их посетить, нужен проводник?


–Я говорю немножко иначе. Я говорю «учитель тире проводник». Необходим человек, который может подсказать не только и не столько, где находится место силы, а подходит ли это место силы именно вам.


Вопрос из зала:


–Татьяна. Вы в своём выступлении рассказывали об индивидуальном моделировании мест силы первого рода. Можете рассказать об этом более подробно? Привести какой-нибудь пример?


–Индивидуальное моделирование места силы оно потому индивидуальное, что особенное для каждого человека. Вот для объяснения сути подобной работы именно применительно к вам и именно применительно к конкретному Месту и нужен «учитель тире проводник». Если говорить упрощённо, вы должны «привязать» «Место силы» к себе, создать с ним некую связь. Прежде всего через положительные эмоции, ощущение покоя, радости. Тогда, быть может, через многие годы, придя в это «Место силы» с совершенно другим настроением, вы вновь ощутите вот эти самые чувства. Подзарядка пойдёт как раз в таком направлении. Может быть это будут приятные переживания, связанные с близким вам человеком, с которым вместе вы окажетесь в «Месте силы». Может быть, даже, это будет момент интимной близости. Но, бывает, что даже какие-то отрицательные моменты могут в будущем играть положительную роль. У меня есть один знакомый, с которым в «Месте силы» произошла очень неприятная история. Действительно мерзкая ситуация была. Ситуация, которая заставила его пересмотреть многие свои взгляды. И я знаю, спустя годы, когда ему не хватало заряда злости, что ли, уверенности для продолжения выбранных дел, вполне добрых и хороших дел, бывает так, не хватает зла для того, чтобы творить добро, он приходил в эту «Точку силы» за подзарядкой, чтобы «вспомнить».


Вопрос из зала:


–Дарья. В одной работе, в интернете её нашла, если интересно, я могу потом вам ссылочку скинуть, я прочла, что в место силы человек должен приходить обнажённым, то есть полностью без одежды. Что вы на это скажете?


–Скажу так. Как вы сами воспринимаете акт обнажения. Если хотите себя показать, на других посмотреть, то в качестве места Силы для подобных проявлений могу порекомендовать нудистский пляж новосибирского Академгородка. Академики аля натюр. И тут вы. Вся в белом и в блёстках. И всё же в мир человек приходит голым. Голым лежит он на столе патологоанатома после того, как закончен земной путь. Обнажённость – это открытость. У Генри Лонгфелло в эго поэме «Песня о Гайавате» есть такие строки:

Вот простерлась ночь немая

Над полями и лесами;

Вот и скорбный Вавонэйса

В темноте запел тоскливо,

Притворил Дух Сна, Нэпавин,

Двери каждого вигвама,

И во мраке Миннегага

Поднялась безмолвно с ложа;

Все сняла она одежды

И, окутанная тьмою,

Без смущенья и без страха

Обошла свои посевы,

Начертала по равнине

Круг волшебный и священный.


Только Полночь созерцала

Красоту ее во мраке;

Только смолкший Вавонэйса

Слышал тихое дыханье,

Трепет сердца Миннегаги;

Плотно мантией священной

Ночи мрак ее окутал,

Чтоб никто не мог хвастливо

Говорить: "Ее я видел!"


–То, что вы прочитали в сети, в традициях некоторых оккультных обществ. Здесь я ничего не могу и не буду советовать. Это ваше. Считаете для себя это нужным и важным, значит так оно и есть.


Вопрос из зала:


–Артур. Вы говорите, «Место силы» индивидуально. А если я хочу прийти туда со своей девушкой?


–Почему нет? Только задайте себе вопрос: что будет завтра. А вдруг окажется, что ваша девушка перестанет быть таковой? Или вы перестанете быть её парнем. Знаете, как говорят – от любви до ненависти один шаг. Если уверены в себе, своих чувствах, чувствах любимого человека к вам, то да и ещё раз да. Если нет, задумайтесь, стоит ли приводить в место своей силы возможного врага.


Вопрос из зала:


–Василий. Эльвира Андреевна, как вы относитесь к практике зачатия ребёнка в «Местах силы»?


–Не думала о таком. Но считаю, что «Место силы» не хуже любого другого места. Могу добавить. В Хакасии, в селе Малая Сыя, между двумя «Местами силы», символизирующими мужское начало, фаллос, и женское начало, вагину, так сказать между молотом и наковальней тридцать четыре тысячи лет назад возникло древнее поселение. Не берусь сказать, никто не знает. Даже Виталий Епифанович Ларичев. Сколько существовало поселение? Сколько поколений в нём выросло? Сколько детей было зачато в этом месте? А потом в этом же месте продолжили свой род? Но так или иначе молот высек из наковальни искру. Там было обнаружено одно из древнейших произведений искусства не только в Сибири, а и, пожалуй, во всей азиатской части нашей планеты.


Вопрос из зала:


–Семён. Я, когда учился в школе, был с родителями в Хакасии. Нас возили с курорта Шира на какую-то гору, на которой была древняя крепость. Простите, не помню названия. Кажется Окунёвская.


–Да. В Ширинском районе и в соседнем Орджоникидзевском много горных сооружений, как их называют све, возникших в окунёвскую культуру. Чаще всего туристов возят на Чебаковскую крепость. Вот такой получается каламбур: окунёвцы построили Чебаковскую крепость. Итак, в чём ваш вопрос, Семён?


–Является ли эта крепость «Местом силы» и есть ли смысл приехать туда для самосовершенствования. Скажем, прийти в одиночку, провести несколько часов, подумать, заняться моделированием, о котором вы говорили.


–У пользователей интернета на форумах есть термин «тролль». Знаком такой термин? Знаком. А знакомо вам такое выражение «не кормите тролля»? – смех в зале. – Знакомо. Можно ли считать троллем пользователя интернета? Несомненно. Вот так и здесь. Любая окунёвская крепость несомненно «Место силы». Но стоит ли кормить окопавшихся там троллей – очень большой вопрос. Дело в том, что там совершались, а порой до сих пор совершаются, различные жертвоприношения. Неприятны мне лично места, где убивали животных или кого-то там прикармливали мясом и кровью. Окунёвцы для своих све выбирали места, являющиеся одновременно «Местами силы» первого и второго рода – и «Точками внешней подпитки», и «Точками доступа». Пользоваться све как «Местами силы» первого рода я думаю вполне оправдано. А как «Точками доступа» считаю крайне нежелательным и даже опасным.


Вопрос из зала:


–Галина. А что вы скажете о таком месте силы, как ворота в Салбыкской степи недалеко от Абакана рядом с пирамидой Салбыкского кургана.


–Каюсь. Никогда не была у Салбыкских ворот. Сам Салбыкский курган – это разграбленная грабителями, гробокопателями, потом археологами усыпальница. Как «Место силы» – не знаю. Весьма сомнительно для меня. Что касается ворот – это очень интересные сооружения. Они есть не только в Салбыкской степи. И в других местах. В любом случае это тот объект, на котором, я считаю, побывать можно. Но только с «учителем тире проводником». Места эти крайне интересны. Но всё, что касается ворот – это огромная тема. Тема отдельной беседы.


Вопрос из зала:


–Игорь. Эльвира Андреевна. Если я захочу всерьёз посетить «Места силы», где я могу найти человека, которого вы называете учителем или проводником?


–Ищите. Проявляйте настойчивость. Если вам это действительно нужно, вы найдёте. Если интерес непраздный и серьёзный… Действительно непраздный и действительно серьёзный. В конце концов обращайтесь ко мне.


–И вы станете учителем?


–Вряд ли. У меня есть группа единомышленников, группа «Странники», работы с которой мне хватает. Но что-то подсказать смогу. Мой E-mail можете взять у организаторов этой встречи. Но прежде хорошо подумайте, насколько вам это нужно, насколько вы готовы тратить своё время, денежные средства, а главное насколько вам необходимы эти траты. А самое главное насколько необходимо тратить на это время человека, которого вы позовёте быть своим учителем.


–Владимир. Эльвира Андреевна, вы постоянно в вопросах нравственности аппелируете к личному отношению человека к тому или иному поступку. Но ведь есть законы морали, есть законы нравственности. Почему бы не опираться на них?


–Ваш вопрос выходит за рамки нашей сегодняшней встречи. Вопрос достаточно интересный, достаточно сложный. Постараюсь ответить кратко. Наша страна уже обожглась на таком понятии, как общечеловеческие ценности. Не бывает общечеловеков. Есть люди, конкретные люди. Конкретные люди являются носителями конкретной морали. То, что морально для одних, аморально, недопустимо для других. Более того. Мораль непрерывно меняется с течением времени. Иногда для кардинального её изменения не требуются тысячелетия. К примеру, на параде Победы в Москве в 1945 году к подножию мавзолея была брошена оформленная в виде флага трёхцветная тряпка. Брошена не на брусчатку. На специальный деревянный настил, дабы своей мерзостью не осквернить святую русскую землю. Боец, бросивший власовский флаг, сделал это в перчатках. Перчатки тоже были брошены на настил. Впоследствии вместе с досками сожжены. Теперь триколор развивается над Кремлём. Это флаг нашей Родины. А в День Победы волонтёры раздают людям георгиевские ленточки. Уважаемые, не нужно быть историком. Достаточно уметь читать, чтобы узнать. В годы Великой Отечественной войны никто из тех, кто воевал на стороне Советского Союза, не награждался георгиевскими крестами и, соответственно, георгиевскими ленточками. Наоборот, георгиевские ленточки в виде награды вручались изменникам за расправы над пленными красноармейцами. О подобной курьёзности люди даже не задумываются. Вот видите, прошло совсем немного времени и мораль, символы этой морали, поменялись диаметрально противоположно. Не говоря уже о том, что величайшая в христианской вере таинство непорочного зачатия девы Марии согласно уголовного кодекса Российской Федерации может рассматриваться как развратные действия по отношению к несовершеннолетней, совершённые неустановленным лицом и повлекшие за собой тяжкие последствия в виде беременности. В непрерывно меняющемся мире, во времена инверсии морали, взвеличивания и поругания общечеловеческих ценностей только сам человек в состоянии принимать или не принимать те или иные убеждения, следовать им или нет.


Друзья. Вопросы вы задаёте очень интересные, злободневные, острые. И тем не менее, пожалуйста, придерживайтесь темы нашей встречи.


–Эльвира Андреевна. Меня зовут Вадим. На сколько современная археология, наша, российская археология, служит инструментом изучения отношения народов, ранее населявших территорию России к «Местам силы».


–Моё личное мнение, основанное на собственном опыте историка, утверждает, что современная российская археология – это всего-навсего звено технологической цепочки при рытье котлованов под очередной вертеп в шаговой доступности. Будь то опора линии электропередач или сетевой супермаркет. Девяносто девять процентов финансирования археологических раскопок идёт за счёт фирм-застройщиков и охватывает крохотные территории. Даже видя, что рядом находится уникальное место, которое может и должно быть раскопано, изучено, археологи это не делают по той причине, что смета расходов, отпущенная им на полевые работы, ограничивается лишь будущим фундаментом здания. Во-вторых постоянно археологи и историки, работающие над изучением мировоззрения, быта, истории древних славян сталкиваются, иногда с явным, иногда с полуявным, противодействием, так как их деятельность нарушает стройную концепцию, что до крещения Руси истории славян как таковой не существовало. А до создания письменности Кириллом и Мефодием древние славяне ею не обладали. Сами понимаете, тяжело объявлять всенародным праздник славянской письменности, если проклятые археологи находят берестяные грамоты, исписанные не то, что до крещения Руси, а и до рождества Христова. Поэтому современное состояние исторической науки недалеко ушло от периода изысканий академика Рыбакова, выдающегося исследователя славянских древностей.


–Меня зовут Оксана. Эльвира Андреевна, вот я хотела бы побывать в «Местах силы». Научиться черпать эту самую Силу. Получать новые знания. Какой алгоритм действий вы мне можете подсказать?


–Действие первое, Оксана. По-настоящему осознайте, на сколько необходима вам, именно вам, такая деятельность. Взвесьте свои ресурсы, ресурсные возможности. Возможные материальные траты на поездки, на взаимодействие с проводником, учителем. Прикиньте временные ресурсы и свои возможности. Далее. Помните, под лежачий камень вода не течёт. Допустим, вы обратитесь ко мне. Я дам вам координаты человека, который возможно, подчёркиваю – возможно, согласится стать вашим учителем и проводником. Но установить с ним контакт, убедить его в резонности траты собственного времени на вас – всё это уже ваша личная задача. Далее. Необходимо, так сказать, вжиться в природу. Приехать в места вблизи «Мест силы», пожить, минимум недельку, отрешившись от постоянных дел, забот, информационной нагрузки, которую несут средства массовой информации. Постараться понять смысл слов, которые вы употребляете и смысл слов, которые употребляет ваш учитель-проводник. Нет ничего забавнее, чем слышать от юной девы или убелённого сединой мужа слова, что, дескать, это место имеет богатую энергетику. Что стоит для вас за словом энергетика? Аура, подсознание и другие такие же понятия, которые сплошь и рядом употребляют люди и употребления которых они ждут от учителя? Далее необходимо научиться хотя бы простейшим дыхательным упражнениям, некоторым практикам, направленным на релаксацию. Затем быть готовой идти пешком. Иногда достаточно долго. Иногда достаточно утомительно. Вот, как бы эдакий кратенький алгоритм.


–А что бы вы посоветовали узнать? Почитать? До того, как отправиться на поиски «Места силы».


–Чем больше вы читаете, чем больше вы узнаёте, тем лучше. История той местности, где вы собираетесь заняться поисками силы. Легенды, предания данной территории. Конечно же имеет смысл прочитать так называемую специальную литературу. Подчёркиваю: прочитать вдумчиво, критично. Не принимая абсолютно всё на веру. Такие вещи, как «Тайную доктрину» Елены Блаватской. Учение «Агни-йоги» госпожи Рерих. «Розу мира» Даниила Андреева. Конечно имеет определённый смысл познакомиться с трудами Кастанеды. Вникните в «Диалоги Платона»… Круг чтения можно расширять и расширять. Считаю, что познакомившись с теми работами, которые я сейчас перечислила, вы в состоянии будете определить сами вектор дальнейшего чтения.


–Моё имя Всеволод. А вопрос такой. Вы упомянули, что рядом с Сундуками находится ещё один, как вы выразились, настоящий памятник – урочище Синей мавки. Где оно находится и что означает это название?


–Это название я впервые услышала от Виталия Епифановича Ларичева. Ему свойственно было давать местным географическим объектам свои собственные, им придуманные имена. И, кроме того, он, пытаясь осознать найденное, постоянно обращался к фольклору. Не знаю, насколько правдива или нет следующая история, но мне рассказывали, что когда руководимые им сотрудники обнаружили рисунки на горе, которую Виталий Епифанович назвал Четвёртым Сундуком, он достаточно длинное время не выезжал, чтобы ознакомиться с находкой, а изучал древние эпосы народов Азии. Так сказать, погружался в атмосферу тех дней, с которыми, предположительно, можно было связать петроглифы. И когда он увидел рисунки, высеченные на камнях, он сразу понял и особенности композиции, и всё то, о чём они рассказывают. Примерно так же расшифровал он петроглифы писаницы Ашпа у горы Тар-Пик, названной Виталием Епифановичем Саратским Сундуком. В его изложении рисунки получили трактовку, почерпнутую из религиозных воззрений древних Иранцев. Так и в названии урочища Синей мавки он использовал название одной из ипостасей русалки – мавки. Согласно легендам первых русских переселенцев, прибывших на территорию Хакасии, в природе обитало огромное количество мифических существ. В том числе три вида мавок: зелёная мавка, обитательница водоёмов, кустов по их побережьям, прибрежной тайги; красная мавка, существо, обитавшее в зоне альпийских лугов; и синяя мавка, девушка с иссиня-чёрными волосами и фиолетовыми глазами, внешне ничем не отличимая от обычного человека. Согласно легендам, синяя мавка – это сибирский вариант Василисы Премудрой, нёсшей знания людям. Отсюда такое название. Местоположение урочища Виталий Епифанович держал втайне. Мне оно неизвестно. Могу только предполагать. По его косвенным оговоркам, некоторым географическим приметам, урочище Синей мавки расположено где-то между современным посёлком Чёрное Озеро и не менее современным посёлком Сарала. Я достаточно редкий гость в Хакасии. Однако из рассказов своих друзей знаю об очень интересных и загадочных местах, расположенных именно в пределах указанной мной территории


Примечание.

Примерно через неделю после этой встречи Мария на электронную почту прислала мне ссылки на первоисточники знаний родноверов об истории древних славян. Привожу их. И, как принято говорить, без комментариев:

https://www.youtube.com/watch?v=fJ9wBtSmSaQ&app=desktop

https://www.youtube.com/watch?v=4HblNrzdaqc

https://rutube.ru/video/047508fca903e53f8941e742f34d9314/



Послесловие.


Вот и дошли вы до последней странички. Понимаю, не оправдала ваши надежды. Нет здесь GPS-привязок «Точек силы», точного расписания появления на них нечистой и прочей чистой Силы. Нет адресов, паролей и явок сталкеров, готовых вести вас от одной вершинки гор до другой. И всё же надеюсь, что на некоторые вопросы, которые были у людей вопрошающих о том, что такое «Место силы», где оно, я ответила.


Если интерес есть, вы найдёте необходимую информацию. В поиске её и заключается первый шаг на пути в Работе над собой, на пути поиска места Силы. Если же считаете, что нужен конкретный совет, обращайтесь: stranniki-10@yandex.ru. Обещаю ответить всем. Может быть не сразу. У меня слишком много повседневной работы. Преподавательской, исследовательской в моей группе «Странники». Слишком часто я бываю там, где отсутствует интернет. И, как любил говаривать представитель инопланетной цивилизации, да пребудет с вами Сила.


Декабрь 2017


Литература:

1. Карлос Кастанеда Учение дона Хуана. – М.: Валер, 1968. – 880 с.

2. Успенский П.Д. В поисках чудесного. – М.: Энигма, 2016. – 488 с.

3. Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. – М.: Наука, 1989. – 264 с.

4. Андреев Д.Л. Роза мира. – М.: Эксмо, 2016. – 800 с.

5. Казначеев В.П., Трофимов А.В. Очерки о природе живого вещества и интеллекта на планете Земля. – Новосибирск: Наука, 2004. – 312 с.

6. Мишель Сифр В безднах земли. – М.: Прогресс, 1982. – 240 с.

7. https://www.livelib.ru/author/26594-leonid-grimak

8. Вестник МНИИКА (Международного научно-исследовательского института космической антропоэкологии), Выпуск 6. – Новосибирск: МНИИКА, 1999. – 116 с.

9. http://www.lomonosov.org/article/mirror_kozirev.htm

10. http://www.rodon.org/rba/yads.htm

11. https://www.youtube.com/watch?v=N2z8fOjXNyQ&app=desktop









Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий